Оздоровления белорусских детей

Современные школьники из Брилёво (Белоруссия)

В статье представлен ретроспективный анализ влияния выезда на оздоровление за рубеж в детском возрасте на современных молодых людей, а также экспертная оценка этого опыта сопровождающими детских групп.

Проанализированы факторы, способствующие оптимальной адаптации, как детей, так и взрослых в условиях другой культуры в период отдыха. Приводятся данные оценивания сопровождающими моделей оздоровления за рубежом, а также их влияния на состояние здоровья, поведение и личностное развитие детей.

Молодые люди отмечают, что детский опыт оздоровления за рубежом способствовал улучшению их здоровья, расширению кругозора, принятию новых жизненно важных решений, развитию национального самосознания.
В исследовании принимали участие юноши и девушки, выезжавшие за границу в детстве и подростковом возрасте один или несколько раз, а также сопровождающие детских групп.

Актуальность проблемы.

Чернобыльская катастрофа повлекла за собой изменение психологического статуса значительной части пострадавшего населения Беларуси. Основными факторами этого являются: недостаточное знание эффектов радиации; разноречивая информация о радиационной обстановке и ее последствиях; постоянно существующее опасение за здоровье, благополучие свое и близких; резкое изменение жизненного стереотипа (вынужденное переселение, ломка устоявшегося уклада жизни, изменение места и содержания работы); необходимость постоянного соблюдения мер предосторожности и прохождения  медосмотров; сужение возможностей социально-профессионального самоопределения, особенно у молодежи.[1]

Как отмечено в основных выводах Международной конференции «Чернобыль 20 лет спустя», люди по-прежнему озабочены состоянием своего здо­ровья, чистотой продукции, проблемами возвращения к нормальным условиям труда и проживания, радиационной безопасности окружающей среды. [3]
Все выше перечисленные факторы в самой большей степени задевают детей, проживающих на загрязненных территориях, а это, в свою очередь, подчеркивает актуальность проблемы их периодического выезда и оздоровления за пределами загрязнённых районов. Готовность оказать содействие в этом выразили десятки стран дальнего зарубежья и в особенности Западной Европы. И,  начиная с 90-х годов, ежегодно около 50 тысяч детей, проживающих в районах, пострадавших от Чернобыля, выезжали на оздоровление в 26 стран мира. Наибольшее количество белорусских детей принимали: Италия (более 30 тыс.), Германия (10, 9 тыс.), Испания (3,4 тыс.), Великобритания (2,7 тыс.), Ирландия (2,7 тыс.), Бельгия (2,6 тыс.), США (1,3 тыс.), Австрия (1 тыс.) и другие страны.[2]

 Обобщая, можно выделить объективные факторы, определяющие необходимость  оздоровления детей  в постчернобыльский период:
  • доминирующее количество загрязнённых территорий в РБ (в сравнении с Украиной и Россией), проживание на которых представляет риск для здоровья (вода, питание и т.д.);
  • возрастание онкологических заболеваний щитовидной железы в связи с йододефицитом, обусловленным ухудшением ситуации после Чернобыля;
  • рост количества  неблагополучных семей в загрязнённых районах, в связи с усилением алкоголизации родителей, которая отчасти является следствием  социально-радиоэкологического стресса и ложных предписаний связанных с «выведением радиации» с помощью алкоголя. А семейное неблагополучие, в свою очередь, приводит к неудовлетворению первичных потребностей ребёнка в уходе, заботе, полноценном питании и т. д.).
  • К субъективным факторам, определяющим необходимость оказания помощи в оздоровлении детей за пределами загрязненных территорий в постчернобыльский период можно отнести:
  •  более низкий уровень  здоровья детей, находящихся на загрязнённых территориях, в сравнении с проживающими за их пределами в связи с ухудшением наследственных показателей и собственно экологических условий проживания;
  • сложность семейной ситуации у детей, родители которых переселились в зону радиоактивного загрязнения из районов военных действий (Кавказ, Азия), районов, в которых наблюдается межэтническая напряженность;
  • низкий доход большинства семей, проживающих в загрязнённых районах, не позволяющий обеспечить полноценное оздоровление и отдых детей, нуждающихся в этом, и  предполагающий обязательный выезд в экологически благополучные места.

По этим и другим причинам нельзя недооценивать важность выезда и оздоровления детей в экологически чистые районы Беларуси, ближнего и дальнего зарубежья. В период после аварии социально-экономическая ситуация  в Беларуси сложилась таким образом, что массовый выезд и оздоровление детей в течение последних 12-14 лет стали возможными, в основном, благодаря деятельности различных зарубежных благотворительных организаций. А это, в свою очередь, позволяет предположить, что сами по себе выезды детей (часто эти дети за пределы своей деревни, райцентра никуда не выезжали) в другую социоэкономическую и социокультурную среду могут иметь различное влияние на психику, сознание, развитие личности ребёнка.

Например, с одной стороны, могут оказывать позитивное влияние на развитие и формирование культуры ребёнка, расширение кругозора, получение позитивного семейного опыта, материальной поддержки принимающей семьи, формирования толерантности и т.д. А с другой – развитие иждивенческой позиции, нереалистичных взглядов о лучшей жизни «там», за пределами своей страны, что может сказываться на формировании патриотических чувств и качеств личности. В связи с этим целью нашего исследования стал социально-психологический анализ опыта оздоровления детей за рубежом, его ретроспективная оценка. Актуальность данной проблемы возрастает в силу недостаточности исследований на эту тему.

Методы исследования и характеристика выборочной совокупности.

Исходя из поставленной цели, были выбраны следующие методы: методы опроса (анкета); метод экспертных оценок; анализ результатов работы фокус-групп; статистические методы обработки данных; интерпретационные методы.

Выборочное обследование охватывало юношей и девушек, выезжавших в детстве и подростковом возрасте с целью оздоровления за рубеж один или нескольких раз. 47% респондентов выезжали на оздоровление в детстве 1-2 раза (четверть из их  выезжали только один раз); 3-4 раза – 41%; 5 и более раз – 34%.

Для проведения исследования была разработана анкета, включавшая 109 вопросов. Многие из вопросов предполагали возможность выбора одного или нескольких вариантов ответов из общего объёма возможных вариантов ответов. В анкете были представлены вопросы как для прояснения социальной, экономической, семейной ситуации респондентов, так и форм, особенностей и оценки отдыха и оздоровления за рубежом, а также оценки его влияния на здоровье, эмоциональное, личностное развитие. В качестве экспертов выступали сопровождающие детских групп с педагогическим, психологическим и медицинским высшим образованием, большая часть которых сопровождала детские группы, в среднем, порядка 8 лет.

Осуществлялась работа с фокус-группами, анализ которой представлен в статье.

Результаты исследования.

Выборочную совокупность составили 258 человек. Из них 77% в настоящее время являются студентами вузов, 23% учащимися техникумов, колледжей, ПТУ, 27 % которых из сельской местности, 73 % из города. 13% выборочной совокупности – сопровождающие. В выборочной совокупности учащейся молодёжи доминируют респонденты в возрасте 19 лет.

Характеризуя семейную ситуацию, нужно отметить, что 78% опрошенных происходит из полных семей, 20% - из неполных, 2% - из попечительских семей. Большая часть респондентов росли в семье с двумя детьми. 9,5 % опрошенных характеризуют ситуацию в семье родителей как неблагополучную, отличающуюся конфликтными, враждебными, агрессивными отношениями. Средний возраст родителей респондентов в настоящее время 45-55 лет. Среди родителей преобладают рабочие и служащие. Ежемесячный доход в настоящее время составляет от 500 тысяч до 1 миллиона рублей у 41% семей, у 32% семей доход составляет менее 500 тысяч рублей, что говорит о бедственном материальном положении семьи.  14,6 % семей респондентов сменили место проживания после аварии на ЧАЭС.  Из них 52% семей опрошенных получили квартиру (дом) как переселенцы, а остальные 48% переехали из загрязнённых районов по инициативе родителей. Таким образом, большая часть опрошенных входят в те категории, которые пользовались преимуществами для включения в состав групп, направляемых на оздоровление за рубеж, в соответствии с законодательными актами, регламентирующими организацию и проведение зарубежного оздоровления детей. А именно, дети, пострадавшие от последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, дети-инвалиды, дети-сироты, дети из многодетных, малообеспеченных и неполных семей.

По мнению 94% респондентов, авария на ЧАЭС ухудшила условия жизни  и привела к ряду заболеваний многих людей. Четвертая часть опрошенных, на их взгляд, в результате случившегося имеет серьёзные проблемы со здоровьем, 41% выборочной совокупности отмечают, что достаточно серьёзные проблемы со здоровьем существуют у их родителей, 33% - у родственников, 21% - у друзей. 51% молодых людей отметили, они лично знакомы с теми, кто серьёзно заболел после чернобыльской аварии.

Более половины опрошенных (61%) убеждены, что государство делает все, чтобы минимизировать последствия Чернобыльской аварии и защитить здоровье населения, однако 39% предполагают, что предпринимаемые меры не являются достаточными. Около половины выборочной совокупности (48%) отмечает, что с целью поддержания оптимального состояния здоровья и профилактики регулярно  проходят медицинский осмотр в Беларуси. 50% утверждают, что они проходили также медицинский осмотр, выезжая за границу. Это немаловажно, в особенности для тех детей, чьи родители проявляют недостаточную заботу о здоровье и благополучии, а также тех, которые проживают в населённых пунктах, удалённых от медицинских учреждений с необходимым диагностическим обеспечением.

Опрос студентов позволил выявить возрастные границы выездов. Первый выезд некоторых из них состоялся в 6 лет, однако, большая часть респондентов его осуществили в 9 лет. Максимальный возраст первого выезда приходится на 18 лет, что зачастую связано не с оздоровительными целями, а с  программами культурного, учебного обмена, туризмом и т. д. В среднем каждый из респондентов с целью оздоровления  провел 4,5 месяца за границей. Продолжительность большинства выездов ограничивалась одним  месяцем.

40,5% респондентов отмечают, что их поездку со стороны Беларуси организовала ассоциация «Дети Чернобыля», 10% - ассоциация «Помощь», половина не знает, кто был организатором поездок со стороны Беларуси. 4% респондентов считают, что с итальянской стороны организатором оздоровления выступала ассоциация «AMPAS», 3% - LEGAMBIENTE, 93% - не знают зарубежных инициаторов оздоровительных выездов. Таким образом, лишь незначительная часть респондентов знают только итальянские организации, ассоциации же других стран опрошенные не могли назвать вообще. Это свидетельствует о недостаточном уровне информирования сопровождающими детей и родителей о том, благодаря чьему труду с зарубежной и белоруской стороны реализация таких программ оздоровления стала возможной.

Если анализировать формы организации приёма, то 72% респондентов отмечают, что в течение всего периода оздоровления находились в принимающей семье, 15% -  в дневном лагере с возвращением вечером в принимающую семью, с которой они также проводили время в выходные дни,  4% - в стационарном лагере с выходными днями в семье, 9% - только в стационарном лагере в течение всего периода. Форма пребывания оказывает влияние на скорость адаптации в условиях другой культуры, способствует обретению психологического комфорта в период нахождения ребёнка в чужой стране. В этом отношении большинство респондентов называют форму дневного лагеря как оптимальную.

Все респонденты отмечают, что предполагавшийся выезд с целью оздоровления за рубеж вызывал у них чувства радости, восторга, любопытства, интереса. Опрошенные вспоминают, что родителей тоже радовала эта перспектива оздоровления за границей. Небольшая часть респондентов вспоминают, что они были расстроены в связи с предстоящим расставанием с родителями.

23% опрошенных помнят, что перспектива путешествия не вызывала у них тревогу, 39% отмечают, что они волновались в связи с предстоящей поездкой. На вопрос, что именно тревожило, студенты ответили:

  • неизвестность, связанная с тем, кто принимает – 30%;
  • незнание языка, возможные сложности общения – 32%.

Некоторые волновались из-за долгой дороги, первого в жизни перелета на самолете, отсутствия родителей рядом.

75% родителей также тревожила неизвестность, связанная с долгим, сложным путешествием ребёнка, пребыванием его в чужой стране, среди  людей, разговаривающих на неизвестном языке, отсутствием информации о принимающей стороне, характером отношения к их ребёнку. Переживания были обусловлены малолетним возрастом ребёнка, тем, как он будет реагировать на все выше названные факторы.

По мнению 65% респондентов, снижению тревоги способствовало то обстоятельство, что в выезжающей группе были друзья или знакомые, а  41% респондентов тревожились меньше благодаря тому, что были знакомы с сопровождающими воспитателями, переводчиками.

В целом, большинство (78%) опрошенных высоко оценивают работу сопровождающих, отмечая проявление с их стороны заботы, поддержки, помощи в адаптации в условиях другой культуры, поддерживание дисциплины, хороших отношений в группе и т. д. Однако 10% студентов вспоминают, что сопровождающие их групп относились к ним с безразличием, а 3% утверждают, что сопровождающие, благодаря своим личностным особенностям и особенностям структурирования взаимодействия,  способствовали возникновению у них дополнительного психологического напряжения и переживаний. Это позволяет предположить, что не все белорусские организации, занимавшиеся оздоровлением за рубежом, достаточно взыскательно подходили к отбору кандидатур для работы в качестве сопровождающих. Особенно, это проявлялось в первые годы организации выездов, когда сопровождающими порой были люди без соответствующего образования, а значит, без необходимой профессиональной подготовки.

Оценивая программу пребывания, 63% студентов вспоминают её как разнообразную, интересную, включавшую путешествия, экскурсии, посещение бассейна, развлечения, и только 4% указывают на однообразие отдыха. Однако никто из респондентов не может сказать, что программа была скучной и они совсем не знали, чем себя занять.  Студенты вспоминают, что в период выездов для них были очень важными встречи со своей группой, сопровождающими как возможность пообщаться, обменяться впечатлениями, что-то уточнить, попросить сопровождающего что-либо объяснить членам семей, с которыми они проживали. Все это позволяло чувствовать себя увереннее, защищеннее, делало отдых более комфортным и способствовало оптимальной адаптации.

В период пребывания за границей наиболее яркие  впечатления оставили: природа (горы, море), климат; богатство и разнообразие архитектуры, красота городов, различные достопримечательности; уровень жизни; ухоженность и чистота домов, улиц,  общественных мест; то обстоятельство, что деревни и жизнь в них практически не отличаются от городов и предоставляют людям практически одинаковые  возможности; отношение людей к себе и друг к другу; отношение к религии, в частности, к Папе Римскому в Италии; увлеченность людей спортом, например, футболом; организация экскурсий (поездок в горы, на море); посещение концертов, выставок, пляжей, бассейнов, магазинов, ресторанов; организация и качество питания.

Особо необходимо выделить такой значимый фактор, как внимательность, доброжелательность в отношении к приглашенным на оздоровление детям, теплота и сердечность членов принимающих семей. Это отмечают 94% наших респондентов. Примеров такого отношения можно приводить много.

Двенадцатилетний Гена поехать к Розалии собирался в четвертый раз. Его дорожная сумка была совсем пустой. Помочь собрать вещи в дорогу было некому. Отец в запое, мамы уже нет несколько месяцев. Она умерла. Единственные мысли, согревавшие его душу, были связаны с предстоящей поездкой. Розалия уже знала о случившемся горе, периодически звонила ему. Многим важным вещам в своей пока еще небольшой жизни Гена научился благодаря Розалии и её семье. Воспоминания о времени, проведенном в тёплой семейной атмосфере, в окружении внимательных любящих людей, поддерживали его целый год.

Дети Пьеры уже были взрослыми, когда она решила пригласить девятилетнюю Олю. С первых дней она поняла, что Оля - ребёнок сложный. Её капризам и упрямству не было предела. Оля часто огрызалась, была переборчива в еде, заявляла о том, что ей должны покупать все, что она желает, бойкотировала совместные выходы, выезды с Пьерой и другими членами семьи. Уложить спать Олю тоже было сложно, она говорила, что боится спать одна, в итоге ночи в доме превращались в бессонные. Казалось, что терпение Пьеры лопнет, когда по вине Оли у супруга появился на лице синяк, а у любимого домашнего кота оказался сломанным хвост. Но Пьере удалось с этим справиться благодаря её любви и терпению.  Чего-чего, а терпения Пьере было не занимать.

К неприятным моментам, сопряженным с пребыванием в другой стране, респонденты отнесли проявления незнания многими людьми  места нахождения Беларуси, отождествление Беларуси с Чернобылем, собственное незнание языка, сложность перехода к новой модели питания, чрезмерную опека со стороны членов пригласившей семьи (в частности, в Италии), иногда чрезмерно критичное, негативное, ревностное отношение членов принимающей семьи.  Порой это было связано с неготовностью семьи, приглашающей ребёнка в течение нескольких лет, адекватно реагировать на его взросление. В результате складывалась ситуация ухудшения отношений членов принимающей семьи с «трудным» подростком, который год назад был «хорошим» ребёнком.

Семья Анны Марии пригласила Диму во второй раз. Год назад он был послушным,  открытым, общительным ребёнком. Несмотря на незнание языка, они с Димой не испытывали никаких затруднений и поэтому в новом году, не задумываясь,  пригласили его снова. Однако по приезду,  их неприятно удивили происшедшие в нем перемены. Дима избегал общения, на каждом шагу проявлял упрямство, желание противоречить. На их просьбы ответить на тот или другой вопрос, подросток раздраженно тыкал в словарь. Слова-ответы, типа «ничего», «не знаю», на которые он указывал в словаре, у Анны  Марии вызывали только досаду.  Попытки установить контакт, как это было год назад, ни к чему не привели. Анна Мария, посоветовавшись с супругом, приняла решение больше Диму не приглашать.

Здесь мы видим пример становления ребёнка  подростком со всеми характерными особенностями поведенческих проявлений данного возрастного периода: негативизмом, упрямством, реакциями эмансипации и т. д. Этот пример является типичным. В течение года с ребенком происходят мансипации и т.ями характерными особенностями поведенческих проявленийй семьи с подростком, который вчера ещё был х2 перемены, обусловленные естественным процессом взросления, которые семья не имеет возможности наблюдать. Более того, в период отсутствия ребёнка семья склонна его идеализировать, укрепляя, таким образом, собственные позитивные ожидания, связанные с будущей встречей. Чем ярче выражены эти тенденции, тем сильнее разочарование.

В целом, по оценкам сопровождающих, семьи часто склонны культивировать позитивные ожидания, связанные с приездом приглашённого ребёнка. Такая ситуация приводит к тому, что счастливых каникул нет ни у семьи, ни у рёбёнка, так как члены семьи знают, как себя вести в соответствии со своими ожиданиями, когда же эти ожидания не оправдываются, появляется ощущение растерянности и разочарования. Это очень опасная тенденция. Приглашая ребёнка, важно изначально учитывать, во-первых, что дети бывают замкнутые, плаксивые, непослушные, обманывающие, агрессивные, капризные, избалованные. Во-вторых, в течение года их характер может претерпевать изменения, как в силу возрастных перемен, так и в силу переживаний стрессового характера, влияющих на поведение (например, болезнь или смерть кого-то из близких, травма и т. д. и т.п.). В-третьих, изменения могут происходить в семейной ситуации приглашающей стороны, на  которые ребёнок не знает, как реагировать.

Остановимся подробнее на характеристиках принимающих семей, данных респондентами. Среди них доминируют семьи, состоящие из трёх и более человек (84%), т.е. не бездетные семьи, а семьи, воспитывающие собственных детей.

Большинство принимающих, как указывают респонденты, относятся к категории рабочих, служащих, пенсионеров. Мужчины являются представителями таких профессий, как врач, журналист, дизайнер, адвокат, преподаватель, строитель, водитель и др. Отдельные респонденты указывают на то, что глава семьи был предпринимателем, бизнесменом (например, владельцем обувной фабрики, бара, магазина и т. д.). Женщины в принимающих семьях часто являются представителями помогающих профессий (например, воспитателями, преподавателями, социальными работниками и т.д.), служащими, редко предпринимателями. К сожалению, седьмая часть респондентов не смогли указать род занятий членов принимающей семьи, их достижения. Главным образом, это относится к тем респондентам, кто побывал за границей один раз в детском возрасте (6-9 лет), не зная языка, и на этом отношения с принимавшей семьёй прервались.

Совместное времяпрепровождение с семьёй респонденты характеризуют, как достаточно интересное, заполненное путешествиями, прогулками, играми, посещениями бассейна, катанием на велосипеде, лодке и т.д. Что в целом и определяло позитивную оценку пребывания, оздоровления и отдыха респондентами.

Как указывают студенты, наилучшие впечатления у них оставили отношения с членами семьи и их друзьями, соседями, знакомыми. Однако некоторые респонденты отмечают, что столкнулись с недружелюбным отношением детей принимающей семьи, обусловленным ревностью.  Приведём пример. Восьмилетняя Джулия, как показалось маме, сначала очень радостно встретила белорусскую девочку Наташу, говорила, что они подружатся, будут играть вместе. Но в реальности все оказалось иначе. Наташа впервые приехала в другую страну, оказалась так далеко от мамы и бабушки. Ей требовалось какое-то время  и помощь, чтобы адаптироваться. Взрослые члены семьи делали всё, чтобы Наташа могла освоиться, почувствовать себя, как дома. Джулия поняла, что родительскую любовь и внимание ей приходится делить с Наташей. Совместное рисование у девочек заканчивалось тем, что Джулия портила рисунки Наташи, игры – тем, что Джулия закрывала Наташу в комнате на ключ или бросала ей в волосы что-либо липкое, плавание в бассейне заканчивалось тем, что Наташа оставалась в воде без купальника и т. д. Когда сопровождающая поинтересовалась, как Наташа себя чувствует в семье, у девочки закапали слёзы. Попытка поговорить с мамой Джулии об этой ситуации не увенчалась успехом. Она не хотела верить в то, что её ребёнок может кого-либо обидеть. Более объективную оценку положению дел дал отец Джулии, поскольку он сам оказался очевидцем этих неприятных моментов.  Именно это заставило его супругу более внимательно относиться к совместному времяпрепровождению  Наташи и Джулии и минимизировать возникновение  конфликтов.

Более половины наших респондентов отмечают, что до сих пор с принимающими семьями поддерживают отношения, которые имеют теплый, сердечный характер. Для  них члены принимавшей семьи и в настоящее время остаются значимыми людьми.

На развитие знакомства, отношений между членами принимавшей семьи и собственными родителями указывают 43% опрошенных («побывали в гостях друг у друга», «созванивались по телефону», «обменивались письмами»). 63% респондентов отмечают, что их родители очень довольны сложившимися отношениями.

О комфортности пребывания говорит то, что 90% респондентов хотели бы вернуться  в ту страну, где они отдыхали и оздоравливались, поскольку остались хорошие воспоминания о проведенном времени, хотелось бы встретиться с членами  принимавшей семьи. Однако, 4% респондентов скорее бы отказались от такой поездки, а 6% однозначно отметили, что такое путешествие является для них непривлекательным. Зачастую это обусловлено негативным характером взаимоотношений, которые сложились с членами принимавшей семьи в период отдыха.

Более половины респондентов вспоминают, что по завершению каникул за рубежом им хотелось возвращаться домой, однако, пятая часть отмечает, что их отдых за рубежом был настолько привлекателен, что даже хотелось отложить возвращение домой.

 Г.В.Гатальская,
кандидат педагогических наук, доцент,
зав. кафедрой социальной и педагогической психологии,
УО «Гомельский государственный университет им. Ф.Скорины»,
Н.М.Зайцева,
аспирантка
Научно-методического учреждения «Национальный институт образования»